«Меня очень радует взаимодействие с Алехандро Агагом, оно чем-то напоминает уже, к сожалению, ушедшие времена взаимодействия с Берни Экклстоуном. Очень приятно видеть человека с предпринимательской жилкой, единолично отвечающего за происходящее в его гоночной серии.

Переговоры с ним непростые, но я уверен – доставляющие взаимное удовольствие обеим сторонам. И в итоге они приведут к результату».

Слова Сергея Воробьева могут стать основой манифеста следующего руководителя Формулы 1. Что бы вы ни думали об Экклстоуне – он справлялся с работой, и в настоящее время Ф1 с трудом пытается добиться того же эффекта с помощью запланированных перемен. Обсуждая переговоры по проведению этапа Формулы E в Санкт-Петербурге, Воробьев – заместитель генерального директора промоутера российского Гран При АНО «Росгонки» – дал определение человеку, который мог бы сыграть ключевую роль в изменениях. Проблема в том, что он может быть не особо в этом заинтересован.

Неизвестно, что думает Алехандро Агаг о его сравнениях с Экклстоуном, но генеральный директор Формулы E (который вскоре станет ее президентом) ясно определил свою позицию по Формуле 1. Он называет идею бросить Формулу Е ради Ф1 «крайне маловероятной, если не сказать невозможной».

«Я люблю Формулу 1, я люблю историю Формулы 1, – говорит Агаг. – Но честно говоря, я думаю, что сейчас Формула Е – гораздо более захватывающее место для работы. Это мое мнение».

В паддоке электросерии есть общее мнение: ничего из этого не было бы без Агага. Под его руководством Формула Е превратилась из несбыточной мечты в реальность, она привлекла необычайное количество автопроизводителей и изменила гоночный ландшафт, заставляя некоторых из них переосмыслить или бросить другие чемпионаты, чтобы сосредоточиться на этой «пробивной» новой серии.

Долгое время его воспринимали как потенциального босса Формулы 1. Он знаком с Liberty, так как Формула Е частично принадлежит Liberty Global – дочерней компании владельцев Ф1. Такое ощущение, что его скорый переход от должности генерального директора к посту председателя указывает на смену караула и дает Ф1 возможность воспользоваться ослабления роли Агага в серии и попытаться переманить его. Но это может оказаться грубым непониманием ситуации.

Задача поднять Формулу Е на новую высоту, несомненно, остается чрезвычайно мотивирующей для Агага. У него также есть новый проект Extreme E, который оставит его в деле. Некоторые люди внутри Формулы Е предполагают, что даже Ф1 с ее неуловимым, неощутимым и захватывающим очарованием вряд ли привлечет Агага в ближайшем будущем.

Алехандро Агаг, генеральный директор Формулы Е, и Чейз Кэри, руководитель Formula One Group

Фото: Марк Саттон / Sutton Images

Нужно признать, что увидеть Агага в текущей структуре Ф1 не просто. Чемпионат не испытывает нехватки в тяжеловесах в своем руководстве: его возглавляет триумвират Liberty Media в лице Чейза Кэри (генеральный директор), Росса Брауна (спортивный босс) и Шона Братчеса (главный по коммерции), каждый из которых обладает внушительным резюме.

Какой тогда смысл обсуждать гипотетический переход, который может или не может состояться? Дело в том, что Ф1 находится в бесконечной гонке за совершенством, и было бы безответственно не заниматься поисками способов улучшить бизнес и не искать человека, который мог бы это сделать. Но на этом пути есть несколько значительных преград.

Коммуникация с командами – это проблема. Некоторые промоутеры гонок недовольны. Доходы падают, а наследие сделок, заключенных еще при Экклстоуне – будь то договоры с телевещателями или трассами – означает, что Liberty дерется со связанными руками. Еще есть непростая проблема 2021 года. Несмотря на то, что главные цели по улучшению Ф1 определены, дело не движется, и дедлайны, важные для руководителей команд, производителей моторов и персонала в Ф1, не соблюдаются.

Агаг не сможет стать решением всех этих проблемы. В Ф1 не бывает палочек-выручалочек, но есть несколько областей, в которых чемпионат буксует, а Агаг продемонстрировал наибольшие успехи. Например, в коммуникации.

Общая линия недовольных политикой Liberty, будь то команды или промоутеры, заключается в том, что их мало слушают, и нет четкого вектора движения. В Формуле Е Агаг является движущей силой в этом плане: он выступает посредником между командами и FIA, одновременно с этим четко обозначая позицию чемпионата и перетаскивая команды на свою сторону. Еще он находится в центре переговоров с городами – судя по словам Воробьева, это продолжится и после того, как он сложит полномочия генерального директора и станет президентом.

«Отношения с командами налажены, – говорит Агаг. – Мы проводим встречи по пятницам перед гонками. У нас по-настоящему прозрачные, открытые отношения с высоким уровнем доверия».

Агаг хорошо справился с задачей жонглирования несколькими автопроизводителями – в период, когда технологии чемпионата развиваются, и количество недовольства внутри нарастает. Его политика заключается в фокусировании на том, чего хочет Формула Е и убеждении команд, что сейчас для этого самое время. Как он сам говорит: «Каждый из них в отдельности не может влиять на правила, но хорошая новость заключается в том, что автопроизводители никогда ни в чем не согласны – даже в том, ночь сейчас или день. Они никогда не выступают единым фронтом!

Мне даже не требуется их разделять, они сами себя разделяют. Они по своей природе соревнуются друг с другом, это естественная вещь. Если бы я участвовал в олимпийской стометровке, я бы тоже никогда не заключал договор с соседом по беговой дорожке. Это просто невозможно».

Частично его успех в этой области – и Ф1 стоило бы взять это на заметку – объясняется тем, что он не боится потерять участников. Формуле Е популярна, и производители туда стремятся: если кто-то начнет раскидываться игрушками и уйдет, заменить его не составит труда. Формуле 1 не помешает перенять такой подход, учитывая периодические угрозы Ferrari или Red Bull уйти из чемпионата. Ф1 никогда не будет страдать от нехватки участников, будь то заводские команды или частники.

Не боясь того, что могут или не могут сделать команды, Агаг способен на настоящую коммуникацию с ними. Это именно то, чего коллективам в Ф1 не хватало с Liberty, и именно поэтому в конце 2018 года компания начала проводить закрытые собрания. Желаемого эффекта достичь удалось, поскольку Кэри начал чаще проявлять инициативу. Однако некоторые команды посчитали это неискренней и запоздалой попыткой удержать ситуацию под контролем. Это не тот уровень доверия, который есть у Агага с командами Формулы Е.

Алехандро Агаг с чемпионом Формулы Е Жаном-Эриком Вернем, Techeetah

Фото: Алистер Стейли / LAT Images

Важно осознавать степень различий между двумя сериями, потому что это показывает, почему Формула Е должна быть более привлекательной для Агага. Он сформировал ее в соответствии со своим видением. Она успешна и без «багажа», который преследует Ф1 и закладывает бомбу под намерения Liberty. Команды Формулы 1 – это огромные организации, которые вкладывают сотни миллионов фунтов или евро в свои проекты, и у них есть соответствующая повестка дня, не говоря уже об истории получения больших призовых.

Успешность работы Агага с командами и производителями впечатляет. Да, без скандала с занижением количества выбросов выхлопных газов у Volkswagen, который ускорил планы автопроизводителей по разработке электромобилей и гибридов, могло пройти несколько сезонов, прежде чем Porsche и Mercedes обратили бы должное внимание на Формулу Е. Она была единственной серией, которая могла извлечь из этого скандала пользу. В этом смысле все было относительно просто: если у тебя есть единственная игра в городе, то все хотят с тобой играть.

Но Агаг был причиной, по которой Формула Е оказалась в этом положении. Ему и его команде пришлось оправдывать свое исключительное право на первый в мире международный чемпионат по электрогонкам. Они должны были заставить города принимать этапы Формулы Е. Они должны были собрать деньги, чтобы покрыть расходы (которые, по их признанию, почти полностью были потрачены после нескольких гонок).

Слишком легко отбросить стремительную привлекательность Формулы E среди крупных производителей, поскольку «это дешево, посылает правильный месседж, и еще они должны это делать, потому что все думают, что ископаемое топливо грязно, а автопроизводители – зло». Это все – ключевые факторы, разумеется. Но серия возникла из ничего, оставила довольными автопроизводителей, а также достигла больших побед, сохранив технические спецификации шасси и аэродинамики, постепенно развивая технологии силовых установок и батарей.

В то же самое время, в серии тщательно изучают потенциальные передовые новации, как это было с системой brake-by-wire (которую ввели с этого сезона). Всякий раз оценивается, какой будет польза от их введения – и будет ли она вообще. Это же, к примеру, касается векторизации крутящего момента.

Ключевым фактором при принятии решения является оценка того, насколько та или иная идея связана с серийными электрокарами и в какой степени требуется технологическая свобода, чтобы уравновесить запросы различных участников и интересы здорового будущего всей серии. Звучит знакомо, не так ли? И неудивительно, ведь именно эти факторы находятся сейчас на первом плане в дискуссиях о будущем моторе для Формулы 1.

Ключом ко всему является открытость Агага. Он с большим удовольствием проводит медиабрифинги, реализует политику открытых дверей и рассказывает много интересного, чтобы дать журналистам достаточно поводов для новостей без необходимости ждать официальные пресс-релизы.

Это просто еще одна область взаимодействия, и он прекрасно понимает всю значимость личного общения. Возможно, не всегда есть громкие новости, но Алехандро непременно готов прокомментировать что-то или выразить собственную позицию по какому-то поводу.

Возможно, это происходит потому, что он связан с миром автоспорта уже много лет, а до того занимался политикой. Сложно отыскать кого-то, кто был бы более ценным приобретением для высшего руководства Ф1, где уже работают ветеран паддока Росс Браун и опытный делец Шон Братчес.

В Формуле Е ему приходилось решать самые разные задачи, но столь серьезных, как в Ф1, среди них не было. Вопрос в том, что более притягательно. При этом нельзя говорить, что в Формуле Е у него не осталось интересных вопросов. В следующем сезоне в чемпионат придут Mercedes и Porsche, потому поддержание равенства сил и сдерживание гонки бюджетов обещает стать для Агага самой сложной из задач, с которыми ему приходилось иметь дело.

Агаг полон желания помочь Формуле Е справиться и с этим. И его шансы преуспеть куда выше, чем сбежать с собственного корабля. Если это действительно то, что требуется Ф1, но Алехандро не захочет переходить туда, то тогда Ф1 нужен кто-то, обладающий схожими навыками. И вот это уже по-настоящему сложный вызов.

Алехандро Агаг

Фото: FIA Formula E

Источник: ru.motorsport.com

Рубрики: гонки

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.